Популярные сообщения

суббота, 2 августа 2014 г.

Черные мысли


Сергей склонился над истрепанной книгой. Язычок пламени плясал, словно  пытаясь удержаться на тонкой свече. Тени метались по темной комнате, словно разозленная стая духов.
Ага, вот это! Точно, подходит! Надо заучить наизусть. Как там: «Бесче, бесче…». Это же…
Сергей обхватил голову руками и застонал.
- Продать душу дьяволу…- еле слышно прошептали его губы.
Свеча вдруг затрещала, и тонкий язычок пламени погас. Стала темно. За занавешенным шторами окном пел свою печальную песню вечер.
- У-у-у-у! – скулил он, словно побитый пес.
Легкий сквознячок коснулся щеки, и вдруг Сергею стало жутковато. Он лихорадочно ощупал стол. Где спички? Рука наткнулась на что-то холодное, и раздался звук падения.
«Подсвечник упал на пол», - догадался Сергей, отдернув руку.
Это горячие капли, словно чьи-то слезы, брызнули ему на руку.
«Воск», - сообразил парень, потирая место, куда упали горячие капли.
Не больно! Совсем не больно! Вот уже воск остыл. Но где же спички?
Сергей снова стал шарить по столу, и его пальцы натолкнулись на чью-то руку. Волосы зашевелились на голове, словно по телу прокатился жар, а потом обдало холодом. Сердце громко стукнуло и замерло. Время остановилось.
Сергей сидел в каком-то ступоре и с ужасом смотрел вперед, туда, где с обратной стороны стола откуда-то появился человек. Рука была человечья, но только жутко холодная.
«Но раньше же никого же не было в комнате», - сопротивлялся мозг.
Сердце бешено забилось, и дрожи, которая охватила все тело, казалось, проникла в сердце.
Сергей напряженно смотрел в темноту и, кажется, начинал что-то видеть.  То ли глаза постепенно стали привыкать к темноте, то ли бледный свет мрачной осенней ночи стал проникать через тонкие ночные шторы. Но, как бы там ни было, парень увидел какой-то сгусток тьмы, образовавшийся на противоположной стороне стола. Гулкие удары сердца отдавали в иссохшее горло.
- Кто ты? – с трудом выдавил из себя Сергей, с ужасом ожидая ответа.
- Да, я тот, к кому ты взывал, - послышался голос, который по звучанию принято называть загробным.
В голове зазвенело от страха. От ужаса парень не мог пошевелиться, ведь ноги его словно приросли к полу, а тело стало одним целым с глубоким креслом, в котором он безвозвратно утонул.
Темнота, как показалось парню, вдруг зашевелилась, и раздался все тот же скрипучий голос, от которого голову сжало, словно тисками.
- Что тебе надо? – еле выдохнул парень, и с воздухом, который вышел из его тела, казалось, ушла жизнь.
- Душу сначала отдай! – грозно потребовал почти невидимый визави.
- Нет! – прохрипел, задыхаясь, парень.
Холодная ладонь черной тени, что клубилась на противоположной стороне стола, больно сжала ему руку. И эта смертельная хватка, казалось, только усилилась. Сергей хотел закричать от боли, но не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть и только тихое шипение вырывалось из его иссохших губ. Боль стала запредельной и сознание парня затуманилось. Последнее, что его мозг успел запечатлеть,  так это слова,  произнесенные тем ужасным голосом:
- Хорошенько подумай и поставь подпись.
…Проснулся Сергей за столом – засиделся вчера за книгой. Пробудила его боль в руке. Отлежал. Что за дурь ему вчера приснилась? Нельзя такие книги на ночь читать. В то же время что в этой брошюре необычного – сборник народных заговоров. Вот и Христос, Божья Матерь упоминаются, но в то же время и… Нет, этого имени лучше не произносить.
Сергей потянулся и осторожно выбрался из кресла. Ноги занемели. В горле сухо, как в пустыне Сахара, а во рту такое ощущение, словно ночевал табун лошадей. Сквозь тонкие шторы пробивался свет нового дня. Потирая глаза, парень заметил что-то на руке. Отнес кисть дальше от глаз и в полутьме комнаты увидел, что кисть опоясывает красное продолговатое пятно. Это же так отлежать!
В ванной комнате Сергей  включил кран и подставил под  холодную воду кисть руки. Вроде бы стало легче. Вода с журчанием утекала в сток раковины а из зеркала смотрело на него незнакомое лицо. Оно будто бы похудело, под глазами темные круги. Так поздно сидел за чтением, да еще заснул  прямо за столом.  Парень сполоснул лицо и снова посмотрел  в зеркало. Вроде бы  посвежело.
«Поставить подпись», - пронеслось в мозгу.  
Сергей закрыл  кран и вернулся в комнату, озаренную рассветом. Подошел к столу. Действительно,  на  темной скатерти желтел  неровный лист бумаги. На ощупь напоминает нечто мягкое, словно выделанная кода, и такая же плотная.
«Пергамент», - в мозгу  всплыло слово. На нем что-то  написано. Чернила какте-то темные. Может, черные. Нет, красные! Не может быть! Это  цвет кроваво-красного рассвета, что окрасил небо за окном. Сергей отдернул штору и поднес странную бумагу к стеклу. Буквы были красными…
Рука дрогнула и странный лист бумаги проскользнул мимо подоконника и упал на пол.
Парень боязливо оглянулся.  В освященной ярким светом рассвета комнате, кроме него, никого не было. Наклонился и поднял лист. Что же здесь написано этими странными красными чернилами? Сергей опять приблизил покрытую какими-то странными надписями плотную бумагу.
«Обязуюсь, - прочел он,  передать в руки Дьяволу свою  бессмертную душу. Взамен Дьявол обязуется  увеличить доход  до…».
Это же столько денег! Благодаря этой сумме денег Сергей зажил бы по-новому.  Новая квартира, лучше пятикомнатная. Нет,  лучше загородный дом в  элитном районе! Красивые женщины, слава, уважение…
Душу? Бессмертную душу! Хотя вокруг столько бездушных людей, что на одного больше,  на одного меньше. А и какая польза от той души?  Может там, в загробном мире,  душа зачем-то нужна. Но здесь, на Земле, например, совесть – только преграда.  Э,  нет, живем мы один только  раз и только на этой грешной земле. Что я заслужил, каждый день приходя  на работу и просиживая на ней  целый день! А потом приходит вечер и каждодневные домашние заботы – приготовить поесть, постирать и так далее, и тому подобное. А в это же время счастливчики прожигают жизнь в ночных клубах, ресторанах…
Сергей поискал взглядом авторучку,  чтобы поставить подпись. И глаза его округлились – на столе стояла изящная чернильница, сразу видно, что старинная,  а в ней гусиное перо. Парень осторожно взял его в руки. С очищенного кончика упала капля на цветную скатерть.
Интересно,  какого цвета чернила? Сергей провел очиненным кончиком пера по указательному пальцу и увидел кровавый след. Он успокоил себя, что это обычные  красные чернила и занес  перо над странной бумагой. В это время еще одна капля сорвалась с кончика пера и упала  на бумагу. И по ней расплылась большая красная капля.
Подписывать и только подписывать. Но как же душа.  Сергею вдруг  стало жалко эту часть своего тела,  которая так иногда мешала ему,  насылая угрызения  совести. Но  ведь такой шанс  бывает  только раз! Подписывать, только подписывать!

…На этом автор прекращает повествование. А нашел я этих несколько страничек,  исписанных мелким почерком в старой книге. Прочел и задумался: а как бы я сам поступил? Не задали ли и вы себе его, уважаемые читатели?